Живая книга

Наши страницы на других сервисах

«Солярис»

Автор рецензии: FRIDAY13. Дата написания: 20 октября 2011. Жанр: Фантастика, Экранизированные

СолярисКогда в 1972 году Андрей Тарковский собирался снимать экранизацию романа Станислава Лема «Солярис», автор книги-первоисточника прибыл в Москву, чтобы проконсультировать режиссёра во время создания фильма. Прошло шесть недель, большая часть которых была потрачена на ссоры и дрязги между двумя творцами, и в итоге Лем уехал домой, открестившись от всего, что связано с экранизацией его романа, и вдобавок обозвав Тарковского дураком. Тот всё же снял свой фильм, который сразу же после выхода на экраны получил культовый статус во всём мире и до сих пор нередко занимает высшие строчки различных хит-парадов «лучших фильмов всех времён и народов». Роман же с тем же упорством продолжает лидировать в списках золотого фонда литературной научной фантастики. При этом каждый, кто читал книгу и смотрел фильм, замечает, что при общей сюжетной канве они принципиально различаются по внутреннему смыслу. Так кто же из титанов прав?

Учитывая то, что я являюсь большим ценителем творчества Тарковского и фильм «Солярис» мне очень нравится, и добавляя, что экранизацию я смотрел задолго до чтения книги, можно было бы ожидать, что моим ответом будет: «Фильм лучше». А вот и нет. При всём уважении к режиссёрскому гению Тарковского, после ознакомления с книгой я понял недовольство Лема фильмом на её основе. Фильм в первую очередь рассказывал о Человеке и его микромире, о демонах, что терзают его изнутри, о его нравственном и духовном выборе, а громадный космос выступал только метафорой. А в романе Станислава Лема всё не так. Здесь космос – это Космос с большой буквы, а люди гораздо менее склонны замыкаться в своём внутреннем мире и горят негасимой жаждой исследовать окружающее их удивительное пространство.

Сюжет захватывает с первых страниц. Учёный Крис Кельвин прибывает на исследовательскую станцию, которая вращается вокруг планеты Солярис, представляющей собой один большой сплошной океан. Несмотря на то, что Солярис был обнаружен людьми за сто лет до событий книги, она с тех пор вызывает постоянный интерес своей загадочностью. Мнения учёных за десятилетия изучений сошлись на том, что Солярис – точнее, океан, его покрывающий – представляет собой необычную форму весьма высокоразвитой внеземной жизни. Тому есть множество свидетельств, выражающихся в первую очередь в том, что на поверхности океана (на первый взгляд, спонтанно) возникают причудливые конструкции, при ближайшем изучении являющиеся сложнейшими структурами. Целая наука соляристика занимается изучением необычной планеты, но из-за слишком кардинальных отличий в строении человеческих существ и разумного океана осознанный контакт не удаётся наладить вот уже сто лет. А между тем Солярис продолжает жить, погружённый в одному ему известные грезы…

На станции Кельвин понимает, что произошло что-то не то: жилой комплекс и лаборатории пребывают в запущенном виде, два из трёх учёных, которые вели здесь исследования, явно не в себе, а третий, как становится известно, недавно покончил с собой. Кельвин пребывает в замешательстве: за сто лет наблюдений на станции ничего подобного не происходило. Он не может понять, что могло опытных учёных настолько вывести из душевного равновесия, что они дошли до такого состояния. Впрочем, Крису недолго придётся гадать об этом. Удалённая от Земли космическая станция внезапно обретёт черты загробного чистилища, когда на ней появится та, о которой Крис все эти годы пытался забыть, но встречи с которой одновременно жаждал и боялся больше всего – его давно погибшая жена Хари…

Нет, роман не мистический (в отличие от фильма). Это я вам могу сказать совершенно точно, прочитав книгу. «Солярис» – чистый научно-фантастический роман, причём мастерски скроенный. На протяжении всей книги над станцией висит дух мистики и близкого апокалипсиса, но Крису Кельвину, как истинному человеку науки, удаётся сохранить рассудок и верность своим принципам. В этом основное отличие книги от фильма: будучи вовлечённым в странные игры Соляриса, Кельвин не может не страдать, но он не позволяет этим играм настолько затуманить его разум, чтобы он забыл о жестокой реальности, где разумный океан является лишь одним из бесчисленного множества элементов. Тем он противоположен своему двойнику из фильма: «У меня не было надежды. Но жило во мне ожидание, последнее, что у меня осталось от неё. Каких свершений, издевательств, каких мук я ещё ожидал? Не знаю. Но я твёрдо верил в то, что не прошло время ужасных чудес».

Не могу не отметить, что с «технической» стороны роман просто великолепен. Планета Солярис описана настолько достоверно, что начинает казаться: если во Вселенной будут найдены подобные «сверхорганизмы», то ничего удивительного в том не будет. Начиная от характеристик орбиты вращения планеты вокруг звезды и до описания конструкций на поверхности океана – всех этих «мимоидов» и «симметриад», – Лем сохраняет такую дотошность и педантичность, будто мы читаем отчёт о действительно проделанном научном исследовании. У людей, которые ожидали, что «Солярис» будет менее научно-фантастическим, многие страницы, наполненные фактически голыми «справочными данными», могут вызвать зевоту, но в них и кроется львиная доля прелести этой книги. Драм и философских романов в космическом антураже достаточно много, но «Солярис», совмещающий в себе глубинную проблематику и крепкую научную реалистичность, такой один.

В принципе, не думаю, что стоит в итоге выносить какой-либо словесный вердикт этой книге. «Солярис» – один из общепризнанных столпов современной фантастики и в любом случае заслуживает вашего внимания. Не всем он понравится, но прочитать его стоит каждому.

Оценка книги: *****

3 комментария

1 | xnd

20 октября 2011, 14:14

Книга – шедевр, которая сильно повлияла на мое мировозрение

2 | гайкин виктор

14 июля 2013, 22:15

В.А. Гайкин к.и.н.
РОССИЯ = СОЛЯРИС

«Россию нельзя завоевать,
её можно только разложить изнутри»
Бисмарк

Отсутствие реально правящей партии и слабость российской буржуазии закономерно приводит к (теневой) власти вооружённую корпорацию. Все, кто закончил среднюю школу помнят определение социального класса – «Классы, это такие группы людей, одна из которых может присваивать труд другой, благодаря различию их места в определенном укладе общественного хозяйства»
Силовики «присваивают труд» через контроль над предприятиями малыми и большими, торговыми точками и т.д. В большинстве случаев делёж сфер влияния осуществляется «по джентльменски». Сфера чекистов – монополии и крупные, частично средние производства, «под юрисдикцией» полиции часть средних предпринимателей и малый бизнес. Россия всегда идёт своим путём. Менточекистский капитализм – российское изобретение, патент на которое вряд ли кто-то будет оспаривать, в том числе и потому, что этот вариант развития тупиковый.
«Священное право частной собственности», обеспечивающее на Западе перманентное развитие, в России было отменено в 1917 г. Формально возрождённое в 1991г. оно не стало для большинства россиян, а тем более для вооружённой и всемогущей правоохранительной корпорации Законом. Один из результатов этого – повальное бегство капитала за границу. В 60-х годах прошлого столетия мировую прессу обошла фотография бомжеватого вида немца, сидевшего на лавочке в парке западногерманского города с бутербродом в газетном пакете. Надпись под фотографией гласила «обед самого богатого человека ФРГ». Все деньги этот промышленник вкладывал в развитие производства, а не в покупку рекордных по водоизмещению прогулочных яхт и островов. Последним занимаются люди, к которым не случайно приклеился термин «олигарх», не имеющий никакого отношения к созданию «заводов, газет, пароходов».
Менточекистский капитализм носит паразитический характер. «Охранники» (термин, введённый Глебом Павловским) по большому счёту не заинтересованы в крупномасштабном экономическом развитии. Во первых, развитие непредсказуемо, оно нелинейно и может привести к качественным скачкам, изменениям, которые невозможно прогнозировать. Проще говоря, прогресс грозит менточекистам потерей контроля над Россией, а значит и источника доходов через «присвоение труда другой группы». Телезрители помнят кадры страшной расправы «сил правопорядка» над сдавшимися обитателями Белого дома в 1993 г. Это была не рутинная «полицейская работа», а проявление бескомпромиссной классовой борьбы. С таким остервенением американская полиция в 30-х гг. избивала (убивала) забастовщиков, с такой же ненавистью бастующие рабочие били (калечили) штрейкбрехеров.
Вторая причина – формирование при крупномасштабном производстве многочисленного и организованного рабочего класса, на базе которого практически всегда появляются влиятельные социал-демократические партии, которые на принципиальном уровне не приемлют полицейско-чекистское управление. Под непосредственным руководством этих партий, например, в Скандинавии был построен «социализм с человеческим лицом» (народное самоуправление, справедливое распределение благ т.д.), в котором полиция занимает весьма скромную нишу.
Традиционно, считается, что главный враг полицейско-чекистской власти – интеллигенция, диссиденты. На самом деле эту «прослойку» полиции всегда легко подкупить, вербовать, запугать. Сложнее с пролетариатом. В царской России полиция пыталась даже создавать «ручные» рабочие организации («Зубатовщина»), которые, однако вскоре «перерождались» во вполне самостоятельные оппозиционные союзы. В списках, репрессированных при сталинском режиме подавляющее большинство – обычные рабочие, шахтёры, мотористы, колхозники. Власть правильно понимала опасность, исходящую от организованных масс и жестокими репрессиями подавляла самою возможность инакомыслия. «Рабочий класс совместными усилиями способен прервать, парализовать и реорганизовать производство» (Каллиникос А. Антикапиталистический манифест. – М.: Праксис, 2005. – С.109).
Когда Зюганов назвал милицию «бессмысленной и беспощадной» (перефразировав А. Пушкина) он был не совсем прав, в том смысле, что «бессмысленность» её поведения вполне осмыслена и функциональна, она демонстрирует неподконтрольность, самодостаточность «правоохранителей», отсутствие необходимости в доверии и уважении населения. Любая радикальная реформа милиции невозможна по определению. Попытка осуществления таковой неизбежно приведёт к перевороту и взятию силовиками политической власти. Численность менточекистов в 15 раз больше численности «правоохранителей» в царской России (при том же населении). Это (теневой) правящий класс, аналога которому не было в истории человечества и который объединяет «в одном бокале» паразитизм рантье с отмороженностью карателей.
100 лет назад премьер Столыпин попытался создать сильный класс свободных крестьян, как основу гражданского общества в России. Тем самым его реформы стали представлять угрозу теневой полицейской власти. Реакция последовала незамедлительно, 1 сентября 1911 г. Столыпин был застрелен осведомителем охранки Богровым. Российский экспресс покатился в колымский тупик.Через 50 лет реформы Н. С. Хрущёва по демократизации жизни в стране, ограничению всевластия «органов» привели к аналогичному результату (правда, без летального исхода). По официальной версии, Хрущёв был свергнут группой членов политбюро во главе с Л. Брежневым. На самом деле заговор от начала и до конца был подготовлен и проведён КГБ. Ещё через полвека Д.А. Медведев объявил о начале реформировании силовых структур…
Установлению контроля органов над населением способствует всемерное поощрение и сотрудничество с аномальными сообществами – педерастами, дегенератами и др. Все они союзники силовиков, которые используя их ущербность, противопоставляют эти изолированнные группы населению. И первые и вторые с удовольствием работают в органах либо осведомителями. Эта служба даёт им иллюзорное ощущение превосходства над теми, кто их унижал и отнюдь не иллюзорную возможность расширять ряды аномалов.
Через ФСБ, западные гомоцентры и спецслужбы проводят гомосексуальную экспансию в России, направленную на расширение базы влияния. Перефразируя известную поговорку можно сказать: «Что для немца хорошо (педерасты), то для русского смерть». В начале ХХ в. марксисты выдвинули лозунг «Пролетариат не имеет отечества». Опровергая эту гипотезу, европейские пролетарии в Первой мировой войне сражались за свои страны не на жизнь, а на смерть. В России большевикам удалось претворить этот лозунг в жизнь. В результате немецкие рабочие и крестьяне отхватили по Брестскому миру немалую российскую территорию. Аналогично, российские геи из-за перманентного остракизма ощущают себя скорее частью международного (западного) гомосообщества, чем гражданами России и как следствие являются западным «агентом влияния» и благодатной средой для работы зарубежных спецслужб.
Кавказские и среднеазиатские диаспоры в России также контролируются правоохранителями. Прессование милицией иммигрантов преследует вполне прагматичные цели – установить ренту (за проживание в России) как устойчивую традицию, убедить «чёрных», что только силовики представляют в этой стране реальную власть (которую выходцы из средневековых, пардон – среднеазиатских республик традиционно уважают). Крышуемые правоохранителями южные торговцы начинают ощущать себя партнёрами силовиков (ведь они платят им отступные), а значит и частью властной элиты в этой России – («стране рабов, стране господ»).
Кавказские этносы в плане социальной психологии находятся на уровне первобытно-кланового (первобытно-общинного) общества, которое является по существу атавистическим слепком животного мира. (Распространённый на Кавказе обычай похищения невест это реинкарнация обычных в первобытном мире войн между племенами с целью захвата «самок»). В животной стае нет демократии, либо ты доминантный самец либо я. Комсомольская правда описывала (не такой уж редкий) случай, когда к снимающему квартиру в одном из районов Москвы горцу приходили (добровольно) окрестные москвички для получения сексуального удовлетворения. После жалобы местных жителей на то, что сексуальный гигант совращает несовершеннолетних, к нему наведался участковый. Теперь кавказец встречает девиц на пороге вопросом «Тэбэ сколька лэт?»
Доминантный самец это не только тотальный секс с окружающими самками, но и отношение к другим самцам как к подчинённым, второсортным. «Покрывая» столичных «тёлок» горец начинает воспринимать себя в данном социуме как главное действующее лицо. Джигит, танцующий в центре Москвы лезгинку (танец доминантного самца) показывает «кто в доме хозяин». Москвичи, наблюдающие этот сексуально-танцевальный обряд, возможно, не понимают этого (умом), но они чувствуют это «кожей». Все эти факторы формируют социальную психологию диаспор, их зачастую вызывающее поведение. Как результат – «контрданс» националистических группировок, курируемых чекистами (на Манежной площади).
В настоящее время публицисты задаются вопросом – кто стоит за этим фашистским бунтом? Ответ на этот вопрос дал Анатоль Франс в своей речи 4 мая 1902 г.: «Граждане, кому из нас в детстве дядя….не показывал вечером на стене зайчика … Но, обернувшись, мы разочарованно убеждались в том, что тень зайчика на стене образуют две скрещённые дядины руки. Точно так же, если избиратели, которым показывают тень националистического зайчика обернутся, они увидят, что это манипулируют две скрещённые руки – клерикализм и реакция и что необыкновенный зайчик их создание … Сами по себе националисты – ничто, но за ними стоят страшные силы человечества: тёмные силы невежества и ненависти» (А. Франс. Собр. соч. т. 8 с. 437).
И диаспоры и российские националисты – марионетки в руках силовиков, которые и являются режиссёрами этого большого «спектакля», в финале которого на сцене появятся авторы-постановщики, которые заставят и актёров и всех зрителей (народ России) «играть по своим правилам».
Талантливые писатели в своих произведениях-аллегориях порой описывают окружающий мир в закодированном аллегорическом смысле. В начале 60-х гг. в Польше вышел роман известного писателя-фантаста Станислава Лема «Солярис» (экранизированный в СССР). Литературоведы до сих пор спорят о том, что хотел сказать автор этим произведением? Когда такой вопрос был задан журналистом самому Лему, он ответил: «Я сам не знаю». Возможно, выдающийся фантаст лукавил, возможно, сказал правду. Творчество процесс непростой. Что стало импульсом к созданию того или иного образа, чем навеяна данная фантасмагория – не понимает порой сам автор.
Тем не менее «расшифровать» даже такой сложный фантастический сюжет о странной планете (Солярис), которую обволакивала разумная протоплазма, убивающая или доводящая до самоубийства людей, знающая всё о каждом человеке, контролирующая его поступки, «вытягивающая» из тёмного человеческого подсознания спрятанные в его тайниках аномальные животные влечения и материализующие их – можно, если вспомнить в какое время жил Станислав Лем. В недавнем прошлом участник антифашистского подполья, борец за освобождение Польши от немецких оккупантов обнаруживает пришествие новой – чекистской орды, устанавливающей тотальный контроль над гражданами в недавнем прошлом демократической республики, наводняющей его родину соглядатаями и доносчиками, уничтожающей право на личную жизнь, поощряющей всё аномальное, извращённое. В результате было создано одно из самых «загадочных» литературных произведений, в метафорической форме описывающее тоталитарно-полицейское государство.

p.s. Если в названии Лемовской планеты Solaris переставить буквы то получится слово l’Rossia.

3 | гайкин виктор

18 марта 2015, 17:12

Россия & Солярис
(власть люмпена)

История человечества – это закономерная смена социально-экономических формаций, каждая из которых формировала функционально необходимую властную страту (правящий класс). Россия всегда идёт своим путём. В эпоху, постсоциализма и недокапитализма власть в России «всерьёз и надолго» взяли в свои руки силовые структуры, опирающиеся на часть охлоса (такая система управления обществом называется охлократия). Классическая охлократия недолговечна и является переходным периодом к «нормальной» модели управления. В России симбиоз силовиков и охлократии стал самостоятельной перманентной формой правления полицай-чекистского правящего класса, (теневой) реальной власти «человека с ружьём».
Группы охлоса-люмпенов-нелюдей, контролируемых силовиками полностью или частично и служащих опорой паразитической полицейской власти – это наркоманы, южные торговцы, проститутки, гомосексуалисты, некоторые нацменьшинства, часть людей, прошедших места заключения, отдельные профессиональные группы, люди с некоторыми заболеваниями (дегенераты). По нашим подсчетам силовики, члены их семей, связанные и подконтрольные им сообщества составляют около 40% населения страны. Это класс, аналога которому не было в истории человечества и который соединяет в одном бокале паразитизм рантье с отмороженностью карателей.
Талантливые писатели порой описывают в своих произведениях окружающий мир в аллегорическом смысле. В начале 60-х гг. в Польше вышел роман известного фантаста Станислава Лема «Солярис». Литературоведы до сих пор спорят о том, что хотел сказать автор этим произведением? Когда такой вопрос был задан журналистом самому Лему, он ответил: «Я сам не знаю». Возможно, выдающийся фантаст лукавил, возможно, сказал правду. Творчество процесс непростой. Что стало импульсом к созданию того или иного образа, чем навеяна данная фантасмагория – не понимает порой сам автор.
Тем не менее «расшифровать» сложный фантастический сюжет о странной планете (Солярис), которую обволакивала разумная протоплазма, убивающая или доводящая до самоубийства людей, знающая всё о каждом человеке, контролирующая его поступки, «вытягивающая» из тёмного человеческого подсознания спрятанные в его тайниках аномальные животные влечения и материализующие их – можно, если вспомнить в какое время жил Станислав Лем. В недавнем прошлом участник антифашистского подполья, борец за освобождение Польши от немецких оккупантов обнаруживает пришествие новой тоталитарной власти, устанавливающей всеобъемлющий контроль над гражданами в недавнем прошлом демократической республики, поощряющей всё аномальное, извращённое. В результате было создано одно из самых «загадочных» литературных произведений, в метафорической форме описывающее тоталитарно-полицейское государство
По мнению одного из комментаторов: «Судя по реакции Лема на замысел Тарковского, он и сам не заметил, что описал в планете Солярис все наиболее существенные признаки русской цивилизации» (Романов Роман Романович. Обратная сторона Соляриса).
‎Мы считаем, что всё с точностью до наоборот: 1. Если в названии Лемовской планеты Solaris переставить буквы получится слово L’Rossia. 2. В этом контексте легко «расщёлкивается» загадка, над которой полвека «бьются» Лемоведы: Почему в повести Станислава Лема (мёртвая) планета Солярис, вопреки законам грамматики польского языка, женского рода? Ответ: Потому что Россия – женского рода. Еврейский юноша из варшавского подполья до конца жизни остался конспиратором, «шифрующим» опасные мысли.
Теневая власть полиции, чекистов, особистов в России за последние десятилетия окрепла и развратилась (в прямом и переносном смыслах) – Каждый день десятки странных полицейских патрулей выходят из ворот отдельного батальона патрульно-постовой службы Владивостокского УМВД. Это полицейское подразделение является центром гомосексуального сообщества владивостокских правоохранителей. Вопреки закону, (точнее наплевав на него) квазисупружеские гомосексуальные пары, заботливо сформированные командиром батальона Анисимовым С.Ю. , с утра до вечера занимаются пропагандой нетрадиционных гомосексуальных отношений среди несовершеннолетних г. Владивостока. Как поётся в известной песне про детство: «пропадали пропадом мы во дворах». Дворы, улицы, площади – вотчина детей, где они традиционно проводят свободное время. Педерасты отдельного батальона ППС совершенно официально (патрулирование) облюбовали эти городские пространства для демонстрации любовных отношений между дядями Стёпами.
Попытка остановить «победное шествие вооружённых аномалов» может закончиться плохо. Согласно закону, демонстрация нетрадиционных отношений несовершеннолетним должна наказываться штрафом как для физических лиц, так и (многократно больше) для организаций. На практике моя попытка помешать двум выродкам в полицейской форме заниматься любовью на детской площадке закончилась плачевно для меня. Оказалось, что я, встав на защиту закона, сам нарушил закон «матерно ругаясь», о чём был составлен протокол, на основании которого меня оштрафовали на 500 рублей. Проводить медико-психиатрическую экспертизу на предмет выяснения гей-интимных отношений Седых А.С. и Мазурова А.С. «компетентные органы» наотрез отказались. Действительно, кто же согласится признать, что целое полицейское подразделение (батальон ППС) – рассадник вредной гомосексуальной инфекции.
В случае с педерастией выражение «дурной пример заразителен» – отнюдь не «фигура речи». Педерастия распространяется «индуктивно». (По мнению психологов: «Индукции идей способствует ситуация … закрытого тоталитарного общества, … Легче индуцируются дети и подростки, лица с низким интеллектом. В основе биологии индуцирования лежит эффект …толпы, при котором конкретное поведение осуществляется быстрее, если оно наблюдается у других» – Психиатрия. Учебное пособие для студентов медицинских вузов. Ростов н/Д. 2002. С. 13.)
Два аномала – Седых А.С. и Мазуров А.С. получили «индульгенцию» за прошлые «педеральные» грехи и разрешение развращать детей Владивостока в будущем. Чем опасно поощрение именно этой «сладкой парочки»? Седых А.С. – активный педераст в этом гей-тандеме, ещё и дегенерат. Это не оскорбление, а медицинская констатация генетического заболевания. (60% педерастов имеют сопутствующие психиатрические аномалии). У дегенератов нет моральных императивов. Их поведение определяется текущим опытом. Проще говоря, оставленные без наказания гей-игры полицая Седых А.С. на детской площадке, позволят ему перейти к более тяжким преступлениям (изнасилование ребёнка).
Североамериканские индейцы (до прихода европейцев) жили на одном месте по нескольку лет. После того как они загаживали прилегающую территорию, делая ее непригодной для проживания, племя снималось с места и переселялось в другой район. Жить сегодняшним днем – закон примитивных сообществ (племя, стая). Силовики, как разновидность примитивных сообществ, будут вести себя так же, «загаживая» свою «среду обитания», коей для них является население России. В результате, на территорию с немногочисленным населением, у которого ослабленный иммунитет и растущий процент гомосексуалистов, придут более развитые, окружающие Россию народы (европейцы, турки, монголы, китайцы и др.), которые и с племенем правоохранителей, а заодно и со всем аборигенным населением (россияне) поступят так же как европейцы поступили с североамериканскими индейцами – загонят в резервации. Таким будет закономерный финал грядущего полицейского правления в России.

Гайкин В.А. кандидат истор. наук. старший науч. сотрудник.

Оставить комментарий