Живая книга

Наши страницы на других сервисах

«Пигмей»

Автор рецензии: Marina. Дата написания: 8 октября 2011. Жанр: Современная проза

ПигмейПомните ли вы свои детские ощущения, когда, пересчитывая ступеньки, скатываетесь кувырком по заледеневшей зимней лестнице? А потом, потирая ушибленные места, морщитесь, но не можете удержаться от смеха? Аналогичное состояние возникло у меня после прочтения нескольких страниц книги Чака Паланика.

Безусловно, это литература для взрослых, которую лучше спрятать на верхних полках книжного шкафа. Если бы не оригинальная стилистика, своеобразный забавный симбиоз сатиры и современного бурлеска, то некоторые фрагменты книги можно было бы смело отнести к порнографическому направлению.

История тринадцатилетнего диверсанта пропитана духом юношеской гиперсексуальности. Группа террористов из неведомой тоталитарной державы заброшена в Америку, операция замаскирована под невинную форму студенческого обмена между странами. Мы так и не узнаем настоящего имени главного героя, «агента 67» – зловредные американские подростки за невзрачную внешность будут именовать его Пигмеем.

Для структурной композиции романа Чак Паланик выбрал старомодный прием – эпистолярные послания с детальным описанием событий, Пигмей пишет регулярные отчеты своему боссу. Но вот содержание каждого шпионского донесения выполнено в совершенно очаровательной стилистике постмодернизма. Паланик использует литературный прием «поток сознания». Мысли, ассоциации, воспоминания, переживания главного героя остроумны и ироничны. Пигмей напоминает попавшего в мегаполис Маугли, только воспитанного не стаей волков, а идеологами, заполнившими его детскую голову изречениями Сталина, Гитлера и Мао Цзэдуна. Автор с легкой издевкой гипертрофирует ужасы диктатуры: зомбированные дети расстреливают собственных родителей, а вечный символ детства, плюшевый Teddy Bear, затаптывается в пыль солдатскими сапогами.

Хрупкий малыш владеет экзотическими приемами рукопашного боя и едва сдерживается от того, чтобы не раздавать тумаки направо и налево. Его раздражает все: звуки, запахи, поступки и слова окружающих. Приемная мать «курица моргалка», брат «свин собака», отец «одышливый корова» вызывают в сознании Пигмея самые кровожадные планы. Только сестра из новой приемной семьи удостаивается более нежного прозвища – «кошка невидимка». Поначалу она воспринимается героем только как объект сексуального желания, и Пигмей сам удивляется, что какая- то неведомая сила заставляет его проявлять благородство и сдержанность по отношению к этой девчонке. Трепетное романтическое чувство к американке зарождается в дикаре, но Пигмею все чаще приходится ловить ревнивый взгляд своей коллеги по диверсионной группе.

В литературе существует такое понятие, как «макароническая поэзия», в ней создается комический эффект при использовании слов одного языка в несвойственной им грамматике другого языка. Так вот, Чак Паланик изобрел своеобразную «макароническую прозу». Роман написан от лица человека, не знающего принципы построения английских фраз, но при этом словарный запас главного героя значительно превышает стандартный набор лексики тинэйджера. В русском переводе полностью сохранена эта особенность, она спасает некоторую примитивность сюжетных ходов. Именно за счет необычного принципа построения фраз каждая страница текста вызывает или сдержанный смех или саркастическую улыбку. Язык доминирует над содержанием – это та канва, которая удерживает целостность произведения и не позволяет отбросить книгу, не дочитав ее.

По поводу этой книги мои друзья высказывали самые разные мнения – от абсолютного восторга до полного недоумения. Я полагаю, что прочитав «Пигмея», вы не потратите времени зря – во всяком случае, настроение точно улучшится. Кроме того, вы прослывете интеллектуалом, если будете рассуждать о том, как волна сюрреализма захлестнула писателя, которого в Америке называют «королем контркультуры».

Оценка книги: ****

Комментариев нет

Оставить комментарий